Как известно, существует два основных способа инвестирования денег в стартап: предоставление займа и вхождение в долю компании. Правда, есть ещё комбинированные и производные от них: конвертируемый заём и SAFE (Simple Agreement for Future Equity). Но о них мы поговорим отдельно в другом материале. 


При выборе одного из основных способов инвестирования (заём или вхождение в долю) инвестор и стартапер взвешивают для себя все плюсы и минусы. Но часто инвесторы не обращают внимание или слишком поздно вспоминают о таком факторе, как налогообложение доходов. В этой статье я хотел бы осветить именно эту сторону вопроса.


При вхождении в долю инвестор вкладывает деньги в уставной капитал компании. Если стартап получает прибыль и выплачивает дивиденды учредителям, а значит, и инвестору, то дивиденды, полученные инвестором, будут облагаться подоходным налогом. 


Например, если инвестор – юридическое лицо, то эти дивиденды будут считаться доходом компании и облагаться корпоративным подоходным налогом в размере 20%. 


Если же инвестор вложил деньги как частное физическое лицо, то дивиденды будут обложены индивидуальным подоходным налогом в размере 10% в самом стартапе, как источнике выплаты, в соответствии с пунктом 1 статьи 350 Налогового кодекса Казахстана, и будут перечислены в бюджет стартапом за инвестора. 


Если же инвестор инвестирует как индивидуальный предприниматель, то дивиденды стартапа сначала попадут на текущий счёт этого ИП, и оттуда инвестор должен будет самостоятельно заплатить налог в бюджет в зависимости от выбранного налогового режима: или 10% от дохода (индивидуальный подоходный налог), или 3% от оборота, если выбран упрощенный налоговый режим.


Следует отметить, что выплата этих налогов продлится только первые три года существования компании. Согласно пп. 8 п. 1 статьи 341 Налогового кодекса РК дивиденды, получаемые учредителями от ТОО, существующего более трех лет, не облагается подоходным налогом. Поэтому, если предполагается, что стартап не будет получать прибыль и распределять дивиденды между учредителями первые три года, то это вполне подходящая схема, и здесь не нужно выдумывать ничего нового. Просто нужно вкладывать деньги в уставной капитал.

Если же предполагается получение дивидендов уже в первые два-три года, то инвестор вынужден будет платить налоги. 


Налоги платить государству, конечно, надо, но и налоговую оптимизацию никто не отменял, то есть сокращение налоговых выплат в рамках закона. 


Так как можно сократить налоговые выплаты в данном случае?


Выход есть. 

Для этого инвестиции в стартап в виде вхождения в долю можно формально оформить как заём. В таком случае стартапер из доходов своей компании будет перечислять деньги инвестору, как возврат займа. Возврат займа считается получением инвестором собственных денег, а не доходом, поэтому эти суммы облагаться налогом не будут, хотя фактически они являются дивидендами от прибыльной деятельности стартапа. 


И так можно выплачивать дивиденды без налогов до тех пор, пока инвестору не будет возвращена вся сумма инвестиций, после чего отношения между стартапом и инвестором можно будет переоформить как вхождение в долю, то есть перерегистрировать компанию стартапа уже с долей инвестора. В этот момент инвестор, естественно, не будет снова вкладывать в уставной капитал стартапа деньги, так как он уже вложил их ранее, и они уже были возвращены. Поэтому при перерегистрации компании инвестору и стартаперу нужно формально сформировать минимальный уставной капитал, например, 100 тыс. тг. Из них инвестор вносит, например, 10 тыс. тенге, а стартапер – 90 тыс. тенге, чтобы не прибегать к непропорциональному распределению долей, о котором мы говорим в другой статье.

С этого момента компания становится совместным предприятием двух учредителей с такими пропорциями долей, как они и договорились.


Однако у этого варианта есть один минус.

Получается, что стартап на деньги инвестора провел какую-то работу: доработал программный продукт, прорекламировал компанию, привлёк клиентов, заработал первую прибыль. Естественно, после этого стоимость компании выросла, и теперь она стоит гораздо больше, чем номинальные 100 тыс. тенге, но официально ее уставной капитал остаётся небольшим. Естественно, это не внушает доверия со стороны клиентов и самое главное – со стороны будущих инвесторов.


Теперь, что касается дальнейшего сценария, когда инвестор будет продавать свою долю в стартапе, например, стратегическому инвестору. В таком случае у вышеописанных вариантов будут разные сценарии.

Если инвестор вошел в долю компании и официально вложил в уставной капитал всю сумму своих инвестиций, то при продаже своей доли за бóльшую сумму разница между продажной и изначальной ценой будет считаться приростом стоимости активов инвестора и будет облагаться налогом также, как и говорилось выше: КПН (20%) или ИПН (10%). 

Во втором же варианте, при формальном предоставлении займа и дальнейшем вхождении в долю, инвестор окажется в менее выгодном положении, потому что, если он продаст свою долю, например, за 200 млн. тг, то приростом стоимости его активов, то есть доходом, будет считаться разница между 200 млн. тг и 10 тыс. тг, и он заплатит ИПН или КПН почти со всех 200 млн. тг. 

Поэтому, с этой точки зрения, вариант вхождения в долю более выгоден, чем заём.